До вашего появления здесь проходил международный конкурс молодых певцов из 13 стран. Что бы вы могли порекомендовать молодым людям, которые только подбираются к звездному статусу?

Под занавес четвертой Новой волны в Юрмалу приехал легендарный певец и композитор Крис де Бург. Звезда успела выступить на концерте закрытия фестиваля, сорвать овацию зала за свой знаменитый шлягер Ledy in red и пообщаться с корреспондентом Известий Матвеем Глебовым.

А на пути вашей карьеры были конкурсы?

Крис де Бург: Вообще-то я не любитель давать советы, как и следовать им: полагаю, лучше, чтобы люди до всего доходили своим умом. Но раз уж так поставлен вопрос... Я бы сказал что-нибудь вроде того, что конкурс - это такая забава, отвлекшая их от повседневной рутины, к которой они, наверное, попривыкли, ведь все эти мальчики и девочки уже выступают перед публикой, покупающей билеты, чтобы их послушать. Ну вот, про конкурс и про то, кто какое место занял, скоро все забудут, а главное - самим этим молодым людям неплохо бы забыть о нем, потому что сейчас-то и пойдет настоящая работа, которая рано или поздно должна показать, кто из них чего стоит. Вполне возможно, оценки времени не совпадут с оценками конкурсного жюри. Многое, конечно, зависит от меры таланта, от продюсера, педагога по вокалу, аранжировки, умения найти свою песню, а еще лучше - сочинить ее, фортуны, наконец, или совпадения счастливых обстоятельств - и все же больше всего от самого певца зависит, удастся ли ему стать звездой.

Выходит, звездой можно запросто стать, вообще не участвуя ни в одном конкурсе?

Де Бург: Раз за 30 лет пребывания в этой музыкальной индустрии ни одного не припомню, значит, не было. Я бы сказал, главным конкурсом были мои коллеги, другие певцы и музыканты. Волей-неволей приходилось соперничать с ними в надежде стать лучше. Лучшая оценка - прием публики, это, наверное, самое неангажированное жюри.

Интересно какой?

Де Бург: Ну, может, не совсем запросто, но почему бы и нет. Помимо моего есть множество примеров. Не подумайте только, что я против конкурсов, которые, на мой взгляд, делают жизнь еще более разнообразной. Даже готов предложить один забавный вариант.

Думаете, публика это выдержит? Я, например, помню, каким мучением на балетном конкурсе стали чуть ли не семь подряд вариаций из Жизели.

Де Бург: Дать по ходу конкурса всем участникам возможность исполнить одну и ту же песню. По две минуты каждому.

А если возьмут ваш шлягер? Вы выдержите выслушивать подряд дюжину Ledy in red, а то и две дюжины?

Де Бург: Не знаю, как там с балетом, а от одной песни в интерпретации разных молодых артистов публика, уверен, не заскучает, скорее уж развеселится.

Вы приехали сюда с сыном-школьником, а как складываются дела у его старшей сестры, ставшей знаменитой после победы на всемирном конкурсе красоты?

Де Бург: Я почему-то думаю, что наверняка получу удовольствие от того, что вслед за испанцем моя песня зазвучит у монгола, а затем у русского или сенегальца.

Как она отнеслась к тому, что из дочери знаменитого музыканта она в одночасье сама стала знаменитой?

Де Бург: Складываются хорошо. Положение королевы красоты обязывает много путешествовать с благотворительными целями, что она с удовольствием и делала в соответствии со сроком контракта. Недавно стала еще и лицом ледового шоу Holiday On Ice.

А вам каково из музыканта с мировым именем превратиться вдруг в отца королевы красоты?

Де Бург: Дочь осталась нормальной студенткой, ведет, я бы сказал, нормальный образ жизни.

Далее: