На вопрос Новой газеты про отношение к тому, что правительство делает ставку на попсу, не раздражает такое изобилие попсовых гигантов, многие из которых вдруг стали активными патриотами, Диана Арбенина ответила:


Диана Арбенина не понимает, зачем проводить рок-фестиваль Крылья под тем же названием и на том же месте, где погибло большое количество людей. И считает, что рок-музыканты сами виноваты в том, что попса заполонила страну.

- Может, потому, что рокеры перестали протестовать?

- Конечно, раздражает, слушать это невозможно. Но раздражает пассивно - у меня очень мало времени на то, чтобы смотреть телевизор. Понятно, что я не сижу и не смотрю эти концерты, просто переключаю канал. Мне кажется, что такое сближение попсы и власти спровоцировано не только последней, но и самими рокерами. Наверное, рокеры что-то неправильно делали.

- Как вы относитесь к антитеррористическим фестивалям?

- Я не совсем понимаю, против чего вообще протестовать. Если исключительно ради протеста как такового, то можно просто пойти и набить кому-нибудь морду. А уж войну не остановить баррикадами и митингами - это точно. Мне кажется, войну сейчас вообще не остановить. Все это можно решить только на высоком, президентском уровне. Но что касается самого народа, он ничего не сможет изменить, потому что не сможет сейчас собрать такую силу, которая может остановить войну. Это не печально, а даже катастрофично.

Меня, кстати, в этом году опять на Крылья пригласили, так же как и в прошлом. Меня, мягко говоря, удивляет, почему этот фестиваль продолжается, да еще, насколько я знаю, на том же месте. В конце концов, если очень много энергии и очень хочется все-таки делать фестиваль, устройте его в другом месте, по-другому назовите. Потому что Крылья эти действительно кровавые, и тема эта должна быть закрыта, так же как с Норд-Остом. Меня поражает, что спектакль продолжают играть. Как я понимаю, там такая позиция - нас не запугать. Но представляете, каково людям, которые приходят в зал и думают: вот здесь, и здесь, и здесь…

- Если какой-нибудь концерт, в который меня пригласят, сможет приостановить мировой терроризм, то я, безусловно, в нем буду участвовать. Но пока, устраивая концерты, мы боимся террористов, а не они нас. Могу сказать, что на Крыльях мне абсолютно не было страшно, и я тогда о своей безопасности не думала, так же как все остальные музыканты. Я как раз выходила из своего спортивного клуба в районе четырех, мне позвонили, сказали, что взрывы, предложили не ехать, но я поехала. Нам хотелось избежать паники, новых смертей, поэтому мы тянули время, как могли. И, к счастью, никто больше не пострадал.

Далее: